que_sprut
Такая хорошая погода! Не знаю, то ли выпить чаю, то ли повеситься
Однажды нас поселили в один изолятор, и каждому пришлось причитать, как это обожательно находится рядом, лишь бы не выковыривать себе глаза ложкой. Смотреть друг на друга сквозь искаженные ракурсы, выискивая подходящие запчасти для дальнейшего сожительства. И вот что мы нашли — мы нашли одну больную игру. Пародия на библию, если хочешь говорить о ней — говори, и всем насрать, всем знакомый сюжет, только бога у нас не было и не будет. Ручьями лились ругательства, забивались гвозди под ногти, перебинтовывались прожженные наглухо глаза, и за каждым словом околачивался все новый элемент призрачного рая. Вот я в белом платье стою и жду тебя, вокруг меня кругами наворачивают черти, сотрясая вулканами землю. На другом конце изолятора ты, веселый и праздничный, не видишь ничего перед своими глазами, ни меня, ни платья, ни чертей. И пока глаза твои регенерировались, я уже пустилась в пляс, пуская пену изо рта вместе с огненными демонами. Твои падения стали для меня пустым звуком, я заглушалась винными изделиями в горячей ванне, пока ты внушительно старался подорвать мое доверие. Ребячество, которым ты меня дразнил, и моя бесконечная ревность ко всему, что дышит, перевернули полюса значимости раз и навсегда.
Мы не прощали друг друга, но делали вид, что забываем. Будучи в изоляторе, знали друг о друге все, каждый подхребетный отпечаток, каждый миллиметр в гипоталамусе, вошли под кожу и в кровь покрепче, чем ваши героиновые приливы. Пришлось с кожей и ногтями отдирать остатки, когда они перестали быть значимыми, а в итоге ничего не осталось, кроме глубочайшего безразличия ко всему, что извне. Теперь каждая новая партия мяса проходит сквозь меня, и я даже не слышу "пустого звука". Я останавливаюсь на полпути к ванне, прозаично чертыхаюсь помятому отражению, в котором больше не нахожу ни тебя, ни себя; плююсь в лица, делая из этого прелюдию. И возможно, ты скажешь, что уже давно забыл меня, но тогда меня будет некому помнить.
Кислорода в изоляторе не стало, мы пытались сократить воздух друг друга, высасывая его из вен, мы пытались повеситься под потолком, но ни разу не делали одновременные встречные шаги, что привело к полному провалу, эту игру мы тупо оба проиграли. Ты однажды мне безумно помог, но меня это, к сожалению, уже не спасло. Способность проходить сквозь души и судьбы отдалила нас на тысячи верст, а это уже вовсе не изоляция. Все развалилось в пух и прах.

Теперь, по другую сторону изолятора, я слепее всех слепых, блуждаю в этих потемках, периодически натыкаясь на таких же полумертвых. Мы вместе разводим костры, иногда пускаем салюты, но это все прожигание времени, которого у нас чрезмерно много. И больше не хватает смелости взяться за руки, чтобы не заблудиться, и не разойтись разными дорогами, потому что в ладонях могут вновь оказаться те самые шипы, которые вопьются в плоть и начнут пускать свои ядовитые соки, и снова по круговой.